Главная » Переводы » Ангел тьмы, С. Иден » Главы

Глава 3, Ангел тьмы - С. Иден
Глава 3

Ее разбудила жажда. Боль в пересохшем горле и урчание желудка заставили девушку прийти в себя. Жажда, голод... для вампира это было одним и тем же.
Потом пришли звуки. Мягкий шелест дыхания в воздухе. Скрип кроватей, недалеко, вероятно в пределах ста футов. Гул машин на шоссе.
Она облизала губы. Меньше жажда, конечно же, не стала. Николь открыла глаза. Он был рядом. Длинные ресницы Кинана отбрасывали темные тени на его щеки.
Его грудь была обнажена, мышцы выглядели сильными и тренированными, а кожа - загорелой, золотисто-коричневого цвета. Тонкая простыня лежала на бедрах мужчины, едва прикрывая талию и ноги.
Николь посмотрела вниз, на свое тело. Одежды не было. Ох. Наверное, поэтому она и почувствовала холодный воздух на груди. Девушка схватила простыню и дернула ее вверх.
И эта жажда… она заставляла зубы удлиняться, обжигала…
Кинан все еще спал. Так близко. Будь она осторожна, он бы даже не понял, что девушка делает.
Возможно.
Николь склонилась над ним, и ее волосы упали вперед, задевая его руку. Девушка слышала, как бьется сердце мужчины. Такие сильные, мощные удары. Если бы она просто могла взять несколько глотков крови, у нее было бы достаточно сил, чтобы вернуться в ночь и исчезнуть.
Ее рот приблизился к его горлу. Всего несколько капель...
- Значит, мне пришлось пообещать не причинять тебе боли, а ты, только проснувшись, тянешься прямо к моей шее.
Она замерла. Взглянув наверх, Николь увидела, что его ресницы медленно поднимаются. Он немного повернул голову и встретился с ней глазами.
- Едва ли это справедливо, милая.
Она сглотнула - по крайней мере, попыталась.
- Ты не... понимаешь, что такое жажда. Для человека, это словно он прожил неделю без еды. Так всепоглощающе. Подавляюще.
- Я понимаю больше, чем ты можешь себе представить.
Нет, не понимает. Она вырвалась, и, вцепившись в простыню, перекатилась на край кровати.
Кинан молниеносно схватил ее за запястье. Теперь настала ее очередь замереть.
- Куда ты собралась? - потребовал он, но рука держала ее не грубо, большой палец поглаживал кожу. Будто бы Кинан наслаждался ощущением. Странно.
Сексуально.
По телу пробежала дрожь.
- Если я не могу взять ее от тебя, то должна найти кого-то другого.
Теперь его хватка усилилась.
- Идешь соблазнять еще одного человечишку?
Голова Николь снова повернулась к нему.
- Предпочтительнее, чтобы я разрывала им горло?
- Я бы предпочел, чтобы ты вообще с ними нечего не делала. Люди опасны.
Она рассмеялась.
- Из всех тамошних монстров их я боюсь меньше всего.
- Тогда ты ведешь себя как дура. - Кинан все еще не отпускал ее.
О, замечательно, он назвал ее дурой. Польстил.
- Именно люди охотились на тебя вчера ночью, - сказал он. - Когда они поймут, где ты находишься, то захотят тебя убить.
- Все желают моей смерти. – Интересно, а у него было другое предположение о том, почему она так давно в бегах? - Я убегала от оборотней, демонов, и таких охотников, как ты, с тех пор, как стала немертвой.
И очень устала. Вот если бы они просто оставили ее в покое... Но с тех пор, как Николь воскресла вампиром, у нее, казалось, появился какой-то своего рода маяк на спине. Они все охотились на нее. Прежде, чем она покинула Новый Орлеан, группа демонов ворвалась в ее дом. Крича и круша все подряд, они пытались заставить девушку пойти с ними.
Они не ожидали от нее вампирской силы. Николь сама этого не ожидала. Только после того, как она чуть не оторвала руку одному из демонов, другие, наконец, отступили.
- Как давно ты стала вампиром?
В этот раз не рычание. Обычный вопрос, заданный глубоким, похожим на мурлыкание, голосом. Его большой палец все еще гладил ее руку. Ее грудь напряглась.
- Около шести месяцев. - Она облизала губы. Жажда. Простыня сбилась на его талии. Она не взглянула туда, ну, по крайней мере, снова. - Мне было почти тридцать, я, как и все, гуляла под солнцем, ела шоколадные торты, пила «маргариту» после работы. И вот... - Николь пожала плечами. Небрежное движение, будто бы ее это совсем не беспокоило. - Потом, однажды ночью, я стала кем-то другим.
Она не будет говорить о той ночи. Охотник не пожалеет ее и не позволит уйти из отеля. У охотников нет сострадания.
- Тебя укусил вампир.
Девушка закатила глаза.
- Да, точно, как правило, это работает. Он укусил, я отбивалась и…
- Ты должна была проглотить его кровь, чтобы измениться.
Она воткнула ему осколок стекла в горло. Кровь вылилась из раны. На ее руки. Ее лицо. На рубашку.
Николь откашлялась.
- Да, скорее всего, так и было, - она замолчала, сжимая в руках простыню. – Его кровь, но не другого ублюдка.
- Другого?
- Той ночью их было двое. Тот, кто напал, и тот, кто просто смотрел.
Несмотря на ее отчаянные мольбы, он не помог ей.
- Пока я сопротивлялась, другой быстро скрылся оттуда. Он сбежал, но в один прекрасный день я найду его.
- Найдешь?
Она отрывисто кивнула.
- Да, черт возьми. И он заплатит за то, что сделал. Точнее, за то, чего не сделал.
Помоги мне.
Кинан перевернул руку и предложил свое запястье.
- Бери кровь.
Николь моргнула.
- Зачем?
- Ты не можешь охотиться. Эти люди, возможно, следили за нами, и, если ты выйдешь на охоту, они найдут нас. - Он помолчал, потом продолжил: - А если ты не будешь пить, то просто замедлишь меня.
- Ну, я не собираюсь тебя как-либо тормозить, мы не…
- Пей.
Ладно, не станет она отказываться от шведского стола. Николь приблизила его запястье к своему рту. Ее зубы царапнули кожу. Девушка потрогала ее языком, а потом укусила.
- Николь.
Она метнула на него взгляд. Его голубые глаза блестели, а на щеках выступил темный румянец.
Так хорошо. Никакой вкус не поражал ее так, как этот, и с каждой восхитительной каплей его крови сила, казалось, вливалась в нее.
- Это... так и должно ощущаться? - голос Кинана был раздраженно-грубым.
Она сделала ему больно? Ее пальцы плотно обхватывали запястье, но девушка старалась быть осторожной, когда кусала.
Он стиснул зубы.
- Твой рот... - дыхание вырывалось со свистом.
Она сразу подняла голову.
- Больно? Прости, я…
Кинан отрицательно покачал головой.
- Приятно.
Ох. Николь не почувствовала удовольствия, когда ее кусали. Только ужас и агонию. Но мужчины, которых она кусала за последние несколько месяцев, казалось, наслаждались, и…
Он рывком поднес свое запястье к ее рту.
- Еще.
Она хотела еще, но… У всего была своя цена.
- Знаешь, что происходит, когда я пью?
Его глаза сузились. Простыня начала подниматься на талии. Возбуждение. Черт побери, девушке не следовало опускать глаз. Николь перевела взгляд на его лицо.
- Когда вампиры пьют, они связываются со своими жертвами. - Еще один урок, который она получила. - Чем больше я пью, тем больше контроля над тобой получаю.
Возможно, стоило промолчать. Иметь контроль над охотником – что может быть лучше?
Но... Николь помнила, как это, когда кто-то тобой управляет. Когда кто-то находится у тебя в голове, направляет действия и дергает, как марионетку на ниточке. «Я не буду с ним этого делать». Она отпустила руку Кинана.
В мире существовало два вида вампиров. Те, кто был рожден по крови, и те, кто обращен, как она. Обращенные были созданы искусственно, но если проследить их родословную - буквально, по линии крови, которая была пролита и выпита - обращенные всегда происходили от рожденных.
А рожденные... у них был абсолютный контроль. Они могли связаться с каждым человеком из их большого родословного дерева. Связаться и контролировать.
Рожденные передавали свои мысли через умы своей семьи, проскальзывая внутрь, ослабляя, принуждая, управляя...
Нет, нет, я не хочу убивать!
Но ее заставили убивать.
Никакого контроля.
Она бы не сделала подобное с Кинаном. Независимо от того, кем он был, мужчина спас ее накануне вечером.
- Ты не сможешь мной управлять.
Он говорил так уверенно, что Николь чуть не рассмеялась. Но посмотрев в его глаза, девушка увидела горящий взгляд, направленный на нее.
- С моим видом такое не работает, - сказал он. - Только одно существо может нас контролировать, и это не вампир. Вампы не имеют надо мной никакой власти.
Мгновение он смотрел на свое запястье, на слабые следы на коже, потом снова взглянул на нее.
- Так что пей, потому что ты не сможешь причинить мне боль, ты не сможешь меня убить, и ты не сможешь меня контролировать.
Ее пальцы потянулись к нему и сомкнулись на сильном запястье.
- Похоже, для меня ты - идеальный источник питания, - пошутила Николь.
Подняла его запястье ко рту и лизнула. Она все еще смотрела на Кинана, поэтому увидела вспышку в его зрачках. Николь провела зубами по его коже.
- Жаль, что ты охотник за головами, и все, чего хочешь - это передать меня своему боссу ради денег.
Естественно, ведь ее разыскивали все, кому не лень. Не всякую кровь можно отмыть.
Николь укусила. Его дыхание стало глубже, и уши заполнил стук сердца, пока она пила.
Ее наполнила сила. Сила и... желание. Похоть. Девушка никогда физически не хотела свою добычу. Всегда делала несколько глотков и не задерживалась надолго, чтобы по-настоящему насладиться вкусом. Кинан был... другим.
Она лизнула его кожу, собирая последние капельки крови. Их взгляды встретились. Здесь не могло быть ошибки, в его глазах горело необузданное желание.
- Я не охотник за головами.
Николь отпустила его руку.
- Ты... ты с Ночных Стражей.
Ночные Стражи - агентство, которое охотилось за головами, если дело касалось паранормалов. Его агенты часто тоже были Иными. Кого посылать на охоту за сверхъестественным, если не оборотней с их чувствительным нюхом? Или ведьм с их магией?
И Николь уже однажды была предупреждена агентом Ночных Стражей. Ди Дэниэльс послала всем вампирам предупреждение, когда уничтожила Грима, рожденного Мастера, который ими правил.
Перейдешь черту и умрешь.
- Я знаю о Ночных Стражах, но не работаю на них. - Он поднял голову. - Я ни на кого не работаю.
Теперь ее сердце заколотилось слишком быстро.
- Но ты сказал...
- Нет, это ты сказала. И я охотился одно время, так что думаю, меня можно назвать охотником, - его губы скривились. - Своего рода.
- На кого ты охотился? – Ребра заходили ходуном от ее сердцебиения.
- На тебя.
Николь вскочила с кровати. Простынь порвалась, но у нее в руках осталось достаточно ткани, чтобы прикрыться.
- Я охотился на тебя, до сегодняшнего дня.
- Преследовал меня... но не потому, что ты был нанят, чтобы найти меня.
Он покачал головой.
Где же одежда?
- Тогда почему?
- Потому что ты ключ.
Черт, у нее точно был какой-то маяк.
- Я потерял кое-что очень, очень важное, и ты можешь помочь мне получить это назад. С помощью магии.
- Что?
Кинан встал с кровати. Простыня упала. Черт возьми, она посмотрела. Очень впечатляет. Жаль, что он - сумасшедший.
- Я не являюсь ни к чему ключом.
Мужчина обошел кровать, позволяя ей насладиться видом своей скульптурной задницы. Затем взял пару джинсов со спинки стула. Ну, наверное, это к лучшему. Кинан натянул их и подошел к ней.
- На самом деле, я думаю, что ты ключ ко всему.
Девушка впилась в него взглядом.
- Ты ошибаешься. Я школьный учитель. Я…
- Ты была учительницей. Теперь ты вампир. - Он покачал головой и внимательно смотрел на нее, может быть, даже слишком пристально. - Я только не знаю, облегчит ли это все или усложнит.
Николь начала отступать.
- Послушай, я действительно желаю тебе удачи в поиске потерянного ключа, но думаю, что для меня пришло время уйти. - Ее спина уперлась в дверь. - Спасибо за, э-э, кровь, и постель, но теперь…
Его взгляд устремился на дверь позади нее. И тут дверь задрожала. Сильно. Кто-то со всей силы стукнул кулаком по дереву.
- Я не единственный, кто думает, что ты ключ, - прорычал Кинан. - Ты когда-нибудь задумывалась, почему все эти демоны преследуют тебя?
- Я просто думала, что у меня действительно очень дрянная удача. - Еще до изменения, судьба была к ней не очень щедра.
Если бы тот вампир не напал на меня...
- На самом деле, ты, наверное, самая счастливая женщина, которую я когда-либо встречал.
Вздор.
Дверь снова задрожала.
- По ту сторону двери - демон, - сказал ей Кинан. - Он знает, что ты здесь, но думает, что я просто какой-то человек, и что мы оба будем легкой добычей.
Николь отодвинулась от двери.
- Я не очень-то боюсь демонов. - Не так, как ту банду, что напала на нее.
Он на мгновение смежил веки.
- И поскольку я не боюсь их, - поспешила продолжить она. – Я…
Дверь разлетелась, дерево раскололось под силой ударов незваного гостя. Николь отскочила - демон ворвался внутрь.
Злой высокий мускулистый парень с черными, как смоль, глазами. У настоящего демона они всегда были черными - радужная оболочка, склера (1). Но, как правило, они использовали чары гламура, чтобы скрыть этот выразительный признак.
И, конечно же, его не волновало то, что она знала кто он такой.
- Вамп! - прогремел голос. - Я устал от преследования!
Демон вскинул голову. Его глаза остановились на Кинане. Он побледнел.
- Ты... ты не...
Мужчина шагнул вперед, и мрачная улыбка изогнула его губы.
- Я ее хранитель.
Черные глаза демона, казалось, увеличились вдвое.
- Чушь! Она вампир, она не имеет…
- Никто не прикоснется к ней, никто не причинит ей боли, минуя меня.
Ох, подождите, это было... Николь резко выдохнула. Здорово. Но она - вампир с нечеловеческой силой, и безусловно может управиться с демоном или двумя.
Даже если парень, стоящий в дверях был ростом почти в шесть футов и сделан из кирпича. Размер не равняется силе. Не в этом новом мире, в котором она жила.
Поэтому девушка шагнула вперед, все еще держа простыню. Ее рука задела Кинана, потому что их тела были так близко.
Демон никак не мог оторвать взгляда от Кинана, и да, в глазах парня стоял страх.
Она бросила быстрый взгляд на своего героя. Для нее он не выглядел особенно страшным. Сексуальным и сильным? Без сомнения. Пугающим? Нет.
Но он определенно заставил демона задрожать.
- Ты не захочешь, чтобы я был твоим врагом, - сказал, наконец, демон, но не попытался приблизиться к ним. На самом деле, ей было интересно, мог ли парень вообще двигаться.
- Да, - сказал Кинан категорически, - Так и будет. Ты... и твой босс.
Почему все кроме нее, казалось, знали, что здесь происходит?
- Так что можешь бежать обратно к Сэму и сказать ему, что она под защитой. Больше не будет никакой охоты на вампира, если он не хочет потерять своих демонов.
Голова парня дернулась в быстром кивке, но когда он сделал шаг назад, его взгляд метнулся к Николь. Она судорожно вздохнула. Ненависть. Здесь не было ошибки, во взгляде демона читались ненависть и ярость.
Даже когда парень повернулся и побежал, девушка знала, что увидит его снова. Она также знала, что если бы столкнулась с ним наедине, он, не колеблясь, разорвал бы ей горло.
- Мы должны выбраться отсюда.
Глаза Кинана по-прежнему буравили сломанную дверь.
- Даже в такой дыре, как эта, грохот мог уже привлечь внимание, а полицейские - это последнее, что нам сейчас нужно.
Верно. Она осознала, что ее когти выпущены. Черные глаза демона так и стояли пред внутренним взором.
- Он боялся тебя.
- Он должен был.
- Я - вампир, но он боялся тебя. - Она повернулась и схватила его за руку, другой все еще прижимала простынь к груди. - Прежде чем я куда-либо с тобой пойду, я хочу знать, кто ты, черт возьми, такой?
Та же мрачная улыбка приподняла уголки его идеальных губ.
- Я же уже сказал тебе, милая, я - твой хранитель.
- Вздор.
Кинан отвернулся, пожав сильными плечами, и ее взгляд опустился ниже по линии его спины. Золотистая кожа, мышцы, и - шрамы.
Яркие воспаленные красные рубцы. Два из них - каждый около семи дюймов в длину - проходили прямо вдоль лопаток.
- Что с тобой произошло?
Шрамы были еще очень свежими и выглядели просто ужасно.
Кинан схватил футболку и натянул ее через голову.
- Я совершил ошибку. - Он вытащил другую футболку из маленького серого вещевого мешка и бросил ей.
Николь поймала ее пальцами, сжав мягкий хлопок.
- Что за ошибку?
Кинан бросил ей нижнее белье, лифчик и трусики. Просканировал ее взглядом.
- Такую, которую не совершу снова.
Наверняка. Привлекательный, таинственный и задумчивый. Кинан наверняка был уверен, что поразит ее своим образом задумчивого парня. Она позволила простыне соскользнуть, и увидела, как расширились его глаза, когда он посмотрел на ее обнаженное тело. Хм-м-м. Смотри.
- Ты же понимаешь, что это ничего мне не говорит.
Мужчина ничего не ответил. Его взгляд остановился на ее груди, и Кинан сделал шаг вперед.
- Даже не думай об этом, - прошептала она. - Хранители должны охранять, а не трогать.
Снова его щеки окрасились румянцем.
- Возможно, мы оба должны.
Ее соски напряглись. Спокойно, девочка. Она все еще не знает кто он. Конечно, Николь пробовала его, но с этим напитком не получила даже такую малость, как дуновение прошлой или нынешней жизни.
Он может быть кем угодно. Чем угодно. Не имеет значения, насколько мужчина сексуален, она не может.
Пока.
- Зачем ты раздел меня? - Николь положила футболку, которую он дал ей, на стол, а затем натянула трусики. А потом застегнула лифчик.
Он облизал губы.
- Я должен был искупать тебя... чтобы отмыть от крови.
Николь не помнила этого. На самом деле последнее, что она помнила, это как грузовик увозил ее из того ада.
- Наверное, я должна поблагодарить тебя за это. - Или просто записать это на его счет. В этом случае счет будет огромным. На нее нахлынуло подозрение. - Тебе не хватило того, что ты трогал, пока купал меня?
Бюстгальтер был на месте, приподнимая груди. И да, его взгляд был по-прежнему на них. Мужчины, сверхъестественные существа или люди - всегда одинаковые.
- Недостаточно, - пробормотал он.
Девушка прищурилась.
- Когда я прикоснусь к тебе с мыслями о сексе, ты узнаешь об этом, милая.
Он казался таким уверенным. Но откуда тогда эта едва заметная дрожь в его пальцах? Кинан повернулся к ней спиной, снова демонстрируя свои красные шрамы.
- Если мы задержимся здесь еще дольше, сюда прибудут полицейские.
- Я могу справиться с мексиканскими полицейскими.
Он засмеялся хриплым грубым смехом.
- Возможно, если бы мы были в Мексике.
О, нет. Николь быстро натянула на себя футболку, которая оказалась для нее большой и пахла, как он. Ее пальцы теребили край ткани.
- Скажи, пожалуйста, скажи мне, что ты не притащил меня в Штаты.
- Да, добро пожаловать. Когда ты отключилась, я спас твою задницу и вытащил тебя из Мексики - подальше от местных жителей, которые хотели твоей крови.
Она натянула джинсы. В течение нескольких секунд нашла свои ботинки. Николь успела засунуть в них ноги, прежде чем он схватил ее за руку, и они выбежали через сломанную дверь.
И да, конечно же, вой сирены уже раздавался в ночи. Девушка вела себя тихо, пока они прятались в тени и пока поспешно забирались в грузовик. Они спокойно влились в движение и не спеша проехали мимо черно-белой патрульной машины, которая мчалась в сторону парковки отеля.
Николь подождала минуту, потом еще пять, и когда грузовик проехал несколько миль, она, наконец, сказала слова, которые должна была:
- Я слышала, демоны узнают друг друга с первого взгляда. Они могут видеть через чары гламура и узнают монстра внутри. - Ногти нервно постукивали по подлокотнику.
Грузовик ускорил движение.
Таков был паранормальный мир. Так они признавали друг друга. Она всегда знала, когда рядом был другой вампир, и слышала, что ведьмы чувствуют притяжение сил своих братьев.
- Этот демон, - продолжила девушка, - он взглянул на тебя и испугался.
- Потому что он сообразительный.
Верно.
- Но что же он увидел? - спросила она, позволив себе пробежаться по нему взглядом. - Когда он посмотрел на тебя, что он такого увидел, что заставило его отступить? Не просто отступить - убежать.
Голова Кинана повернулась к ней. Даже в тусклом освещении, Николь видела его ясно, благодаря своему зрению вампира. У него были такие красивые голубые глаза - подождите, эти глаза становились все темнее. Темнее...
Глаза демона.
- Думаю, он увидел через гламур, - сказал ей Кинан своим тихим голосом.
О, черт.
Она в беде.

****
Сэм смотрел на ночное небо. Так чертовски много звезд. Миллионы сверкали у него над головой.
Люди смотрели на них, когда чего-то хотели, мечтали.
Он же смотрел на звезды и знал, что они ничего не значат. Звезды - просто куски стекла в черном небе. Нет, они бессмысленны.
Однако там, на небесах, были другие. Могущественные существа, которые тянули за ниточки и заставляли марионеток танцевать.
Позади него послышались глухие шаги. Сэм вздохнул, ловя запахи того, кто приближался. Алкоголь. Сигареты. Демон. Илайджа.
Без вампира. Дьявол. Этот ублюдок истечет кровью за то, что снова потерпел неудачу. Неужели так трудно было поймать одного новообращенного вампира? Леди была настолько юна, что у нее, наверное, едва прорезались клыки.
Сэм обернулся, готовый швырнуть в демона взрыв своей силы, но страх в черном взгляде Илайджи остановил его. И заставил улыбнуться. Наконец-то.
- Т-ты никогда не говорил, что у нее есть поддержка.
Потому что Сэм не думал, что она у нее будет. Он приложил столько усилий, чтобы отрезать ее от остального мира. Дурацкая небольшая зона комфорта, что была у нее в Новом Орлеане - уничтожена. Ее работы больше нет, дом - разрушен. Нет семьи, нет друзей, все они боялись ее. Никто не хотел быть рядом с убийцей.
Когда ты изолируешь свою жертву, ее всегда намного легче схватить.
- Он мог, черт возьми, убить меня! - зарычал Илайджа, брызгая слюной изо рта.
Сэм поднял бровь.
- Он? - Его голос звучал как всегда мягко.
- Он - ага, гребаный ангел, который был на ее стороне. И она пахла, как он. Дерьмо, разве нет каких-то правил, запрещающих ангелам трахаться?
- Наверное. - Несомненно. Еще один способ быть изгнанным. Ангелы не имели привилегий, как у людей. Однажды потрахаешься... будь готов гореть.
- И он трахался с вампиром? - сморщился от отвращения демон. - Что за черт?
Илайджа не очень любил вампиров. Кто это сделал? А что касается ангелов... Демоны ведь не зря боятся их.
Сэм глубоко вздохнул и спросил:
- Ты уверен, что мужчина, который был с ней - ангел?
Илайджа склонил голову в быстром кивке.
- Ты же знаешь, что нет никакого долбаного способа убить одного из них!
- Все умирают! - рявкнул Сэм. Он устал от лжи, которую распространяли Иные, в частности про себя. Только одно существо было бессмертным. Все остальные... ну, мы можем умереть. Просто некоторым из нас не повезло – мы умираем снова и снова.
Да, жизнь может быть дерьмовой.
Илайджа запустил руку свои густые белокурые волосы.
- Ну, я не хочу быть этими всеми.
Очень плохо. Илайджа уже был отмечен смертью. Сэм видел конец этого ублюдка в ближайшие несколько дней. Главным образом потому, что сам это планировал. У Илайджи существовал свой срок использования. Парень был сильным, злым, и, как правило, готов рвать и метать. Но даже убийца должен иметь некоторое время перед смертью.
- Опиши мне его. - Существовали сотни ангелов. Тысячи. Он может быть любым.
- Блондин, черные глаза, с черными крыльями...
Черные крылья. Ангел смерти.
- Сначала, я даже не увидел крылья. Они двигались позади него, как странные дурацкие тени. - Пауза. - Такие же, как ваши.
Сэм распрямил плечи и медленно напряг спину, пока не почувствовал призрачное хлопанье крыльев, которых там больше не было. Не на самом деле.
Илайджа с шипением выдохнул.
- Дерьмо.
Тень крыльев была всего лишь иллюзией. Магия памяти. Их видели только демоны или ангелы... все, в ком текла хоть капля крови небесных существ.
Люцифер был не единственным падшим ангелом. Существовало много других, которые тоже потеряли благодать. Или же обменяли ее на возможность походить на человека.
Нет, демоны, которые теперь ходили по земле, не были марионетками дьявола. Они были потомками Падшего. Не настолько привилегированные, как люди, но и не настолько проклятые, как большинство монстров, независимо от того, что нравилось думать некоторым фанатикам.
- У него были необычные метки? - потребовал Сэм. Нельзя вести бой, не зная своего врага.
Но он прав. Вампир была связью. Ключом. Падший пошел за ней, так же, как подозревал Сэм, сделал бы и сам.
- Нет, - сказал Илайджа, качая косматой головой. - Он был блондином, и у него были черные глаза. Он один из тех проклятых симпатичных мальчиков ангелов, но... - глаза демона сузились. - Когда я впервые его увидел, клянусь, я почувствовал, как в меня пахнуло ледяным ветром.
У Сэма перехватило дыхание. Прекрасно. Существовало множество ангелов, очень много разновидностей - некоторые были безвредными, а некоторые очень, очень опасными. Он не хотел тратить свое время на безобидный вид.
- Как он смог вступить в связь с женщиной? - Недавно падший ангел был бы сбит с толку. Не подготовлен к натиску эмоций… и потребностей. Похоти.
Легкая добыча.
Илайджа бросил взгляд через плечо. Но демон не должен, не должен был проверять наличие угрозы позади себя. Реальная угроза стояла прямо перед ним. Неужели парень и в правду стал настолько доверчивым? Фатальная ошибка.
- Он не отрывал от нее глаз...
Интересно.
- И он сказал, что он ее хранитель.
В ответ на это, губы Сэма изогнулись. Он подозревал, что парень был далек от великодушного ангела-хранителя. Если Падший решил поиграть с судьбой, тогда кто он такой, чтобы ломать вампиру кайф. По крайней мере, пока.
- Я все еще хочу убить вампира. - Илайджа скрестил руки на своей мощной груди. - Но не возьмусь за этого ублюдка.
- Ты так уверен, что он победит тебя? - Страх демона был чем-то новым. Илайджа раньше никогда не боялся охоты, но теперь отступил.
- Я знаю смерть, когда вижу ее.
Да, Сэм держал пари, что так и было.
- Нас сделали, - сказал Илайджа, поворачиваясь к Сэму спиной. Ах, неверный ход. - Я устал танцевать под вашу чертову дудку...
Верно. Под некоторые песни получаются дурацкие танцы.
- А где ты возьмешь свой особый напиток, Илайджа? Когда ты уйдешь от меня, кто тебе поможет?
Теперь это остановило его.
Парень оглянулся, и на лице четко читалось сомнение. Как и многие из его вида, Илайджа был немного наркоманом. Демоны и пристрастия. Когда парень использовал свои наркотики, то мог контролировать жажду крови и насилия. С наркотиками он не убивал, кого попало - убивал, заранее выбрав цель.
Без наркотиков... женщины, дети - все становились его добычей.
Сэму нравилось думать, что это он держал собаку на поводке последние несколько месяцев. Но если Илайджа был готов укусить руку, которая его кормит...
- Ты не единственный дилер в городе, - пробормотал Илайджа и продолжил путь.
О нет, единственный.
- Когда ты передумаешь, - сказал Сэм ему вслед, - может быть, я помогу тебе.
Илайджа почти дошел до вершины небольшого холма, его тело было темной тенью.
- А может быть я просто убью тебя, - прошептал Сэм улыбаясь, потому что знал, что демон не услышит.
Его пес вернется. Скорее всего, в течение сорока восьми часов. А если нет... всегда есть другие. Демоны, которым необходимо то, что он может им предложить. Которые были слабее, и которыми так легко управлять.
Демоны существовали всякого размера, цвета и силы. Некоторые почти ничего не «весили», те, у которых сила равнялась одному или трем. Эти бедные ублюдки вполне могли оказаться людьми. Те, чья сила по шкале доходила до десяти, были сильнейшими. Десятый уровень, или У-10, это альфа демоны земли. Так гласили легенды.
Легенды были ерундой.
Он снова посмотрел на небо, на все эти сверкающие звезды, и засвистел.
Требовалось время, чтобы к Падшим вернулась сила. Падение и горение ранили ангела. Новый противник пока еще не обладал полной силой.
Это было идеальное время для игры. И на то, чтобы узнать, насколько силен этот так называемый "хранитель". Убил бы он за нее? Истек бы кровью ради нее? Умер бы за нее?
Есть только один способ это выяснить...
Оставляя в небе горящий след, упала звезда.

-------------------------------------------
1 - белочная оболочка глаза

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (29.01.2013)
Просмотров: 400 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar