Главная » Переводы » Ангел тьмы, С. Иден » Главы

Глава 11, Ангел тьмы - С. Иден
Глава 11

Кинан рванул вперед, заведя одну руку за спину для уверенности, что Николь осталась позади него.
Она могла видеть Аза.
Падшего охватили страх и ярость:
- Ты не заберешь ее!
Аз сузил глаза:
- Ты действительно думаешь, что сможешь остановить меня?
- Я, черт возьми, могу попытаться.
От проклятия глаз Азраэля дернулся. Верно. Ангелы не должны были ругаться.
Или трахаться.
Больше не ангел. И Николь не стереть с него.
- Прочь с моего пути, - сказал ему Аз мрачным глубоким голосом, в котором звучало предостережение, - иначе ты умрешь.
- Нет! - закричала Николь, оттолкнув руку Кинана, что пыталась ее удержать. Одежда девушки измялась, лицо разрумянилось, губы покраснели и припухли – она была так прекрасна.
И она неслась прямо навстречу Смерти.
- Даже не думай причинить Кинану вред! - закричала вампир Азраэлю.
Тот моргнул, а потом озадаченно нахмурил свои светлые брови:
- Ты действительно можешь меня видеть, - на этот раз в его голосе звучало удивление.
Что? Эмоция? У ангела?
Нет времени анализировать это сейчас.
- Ты не заберешь ее.
- Нет. - Аз склонил голову набок, изучая Николь. Затем он сделал шаг внутрь заброшенного здания. Еще один. Цветочный аромат усилился, но Азраэль поморщился, очевидно, почувствовав что-то еще. – Секс. - Его ноздри расширились. - Вот зачем вы пришли сюда? - он осуждающе взглянул на Падшего. Обнаружил его порок. - Как по-человечески с твоей стороны.
Кинан знал, что это было сказано с намерением оскорбить:
- Спасибо. - Он всегда считал, что людям досталась лучшая часть сделки: удовольствие, страсть. Конечно же, боль тоже входила в этот коктейль. Но боль можно пережить.
Лицо Аза осталось бесстрастным.
Теперь Николь стояла между двумя мужчинами. Волосы рассыпались по плечам, а ее маленькое тело сковало напряжение:
- Я думала, у меня есть десять дней.
- Гмм... - Азраэль сделал еще один шаг вперед. Шаг, который приблизил его к девушке.
Не трогай ее.
Одно прикосновение - это все, что требовалось.
Кинан схватил Николь за руку и потянул назад. Она попыталась вырваться, но мужчина просто потянул сильнее:
- Он прикоснется к тебе, и ты умрешь. - Навсегда.
Это заставило ее прекратить сопротивляться. Глаза вампира расширились, и она оглянулась на Аза:
- Почему я его вижу?
Только умирающие могут видеть Азраэля. Только умирающие или...
- Ты пила кровь ангела, не так ли? - спросил Аз.
Метки на шее Кинана, казалось, горели. Но Падший не возражал против ее укуса. Он жаждал его.
Аз медленно покачал головой:
- Мы не должны служить источником пищи, Кинан.
- Он не такой, - отрезала девушка, и Падший почувствовал прилив гордости. Даже когда смерть близка, она не сдает позиций.
Слова Николь заставили Азраэля посмотреть на нее:
- Я знаю о тебе все.
- Хорошо, - она обнажила свои острые зубы в холодной улыбке. - Он, - девушка сжала руку Кинана, - тоже знает.
Аз смерил ее взглядом:
- После всего, что сделала, ты не беспокоишься о том, какая загробная жизнь тебя ждет, вампир? - сказал он ей, улыбнувшись в ответ, и отнюдь не милой улыбочкой. - Я знаю, почему ты была на ступенях церкви в ту ночь... - прошептал Ангел. - Тогда ты могла бы свободно пройти. Прямо наверх, а теперь... теперь твоя судьба изменилась.
- Убирайся отсюда, Аз! - зарычал Кинан, теряя контроль.
Ангел Смерти не сдвинулся с места.
- Ты ведь хотела еще один шанс, да? - спросил Азраэль. - Но получила совсем другое. У тебя...
Кинан рванул через комнату и врезал Ангелу кулаком в челюсть. Удар о кость и плоть был хорошо слышен. Аз отлетел назад. Его вынесло через дверной проем наружу.
- Угадай, что это такое, приятель? - Падший проследовал туда же, и Николь побежала за ним по пятам. - Это называется боль. - Время показать ангелу, как живут люди.
Азраэль медленно поднялся. Он потрогал рукой челюсть. Его глаза сузились:
- Нет, ты не можешь...
- Я могу тебя видеть. - Кинан подошел ближе. - Могу к тебе прикасаться. И если ты снова попытаешься приблизиться ко мне или отправишь за нами кого-нибудь другого, я надеру тебе задницу.
Аз сжал челюсти:
- Ты не сможешь.
- Ну да, конечно, держу пари, еще пять секунд назад ты даже не предполагал, что я смогу свалить тебя с ног. Подумай еще раз. - Руки Падшего сжались в кулаки. - Правила в этой игре меняются.
- Потому, что ты так говоришь? Кто ты такой, чтобы судить? - через лед слов Азраэля прорывался огонь. - Ты - ангел, чьи крылья сожжены. Ты оказался внизу, чтобы жить в этом аду...
- Осторожно, - предупредила Николь. - Мне скорее нравится это место.
Ангел Смерти поджал губы.
- Каково это, чувствовать? - надавил Кинан. Он сверлил Аза своим пристальным голубым взглядом. А потом улыбнулся: - Лучше чувствовать гнев, чем вообще ничего, не так ли?
Азраэль сложил крылья за спиной. Ах, его самоконтроль возвращался, небольшой эмоциональный прорыв исчез.
- Тебе не понравится, если я буду твоим врагом.
- Нет, Аз, это тебе не понравится, если я стану твоим врагом. - Падший пожал плечами и развел руками. - Я уже пал. Что мне теперь терять?
Неправильные слова.
Ангел Смерти сразу же перевел взгляд на Николь:
- В самом деле.
Кинан рванул вперед.
Но он двигался слишком медленно. Падший почувствовал лишь ветер на своем лице и услышал слова Аза, что парили в воздухе:
- Я буду наблюдать за тобой, Кинан.
Ангел исчез.
Но Кинан знал, что Азраэль вернется. В конце концов, ангелы никогда не лгали. Они могли вертеть словами, запутать и ввести в заблуждение, но не лгать.
Чего не мог делать и падший.
Если ты снова попытаешься приблизиться ко мне или отправишь за нами кого-нибудь другого, я надеру тебе задницу.
Эти слова были обещанием Азу.

***

Солнце припекало Карлоса Гуэрро, пока он прогуливался по улицам Нового Орлеана. По лицу стекал пот, но ему было все равно. Мужчина уже давно привык к жаре.
На этой охоте койот был один. Он сам так решил. Днем он не мог в одиночку убить банду людей...
Карлос завернул за угол и прямо на Бурбон Стрит обнаружил старый бар. Хотя сейчас был всего лишь час дня, заведение, конечно, оказалось открыто.
Войдя, мужчина прищурился. Внутри царил полумрак. Вероятно, они поддерживали такое освещение, чтобы люди не заметили, насколько потерта мебель или не увидели, как криво висит треснувшее зеркало в глубине помещения. Чем темнее было место, тем охотнее его посещали.
Тех, кого искал, Карлос нашел слева. Шесть человек развалились на стульях. Мужчин покрывали синяки, а их одежда была в крови. Оборотень глубоко втянул воздух и учуял запах, который был ему нужен - запах [/i]вампира[/i]. Не просто какого-то вампира. Ее.
Следовать за ней было нелегко, даже со скоростью арендованного им частного самолета. Но ему никогда и не нравилась легкая охота. Карлос нашел выжившего после ее нападения шерифа за пределами страны. Также, он встретился с женщиной - полицейским из Сан-Антонио, которая была зла как черт, и собиралась поймать сбежавшую заключенную.
Коп из Сан-Антонио казалась не такой осмотрительной, как шериф, поэтому оборотень был уверен, что сможет надавить на нее. Карлос сверкнул своим собственным значком. Он уже давно понял: эта подделка стоила потраченных на нее денег. Как только женщина узнала, что говорит с «братом в синем», она стала более общительной, и раскрыла о беглянке все.
Николь Сент-Джеймс. Двадцать девять лет. Бывший школьный учитель, которая за одну ночь потеряла все: она убила человека в новоорлеанском переулке, а спустя минуты после этого преступления, напала на полицейского.
С той ночи девушка превратилась в настоящего психопата - убийцу. Еще двое мужчин, повстречавшись с нею, истекли кровью. Женщина - коп сказала, что Сент-Джеймс - серийная убийца. Та, которая разрывает горло своих жертв и пьет их кровь.
Хорошая выдумка, но оборотень знал, что это чушь. История с серийным убийцей часто используется для сокрытия преступлений Иных.
Карлос сделал знак бармену:
- Виски.
Стакан скользил по столу, а вокруг шумели голоса. Койот глубоко вздохнул, еще сильнее втягивая этот едва уловимый аромат. Затем он осушил стакан, и жидкость огнем обожгла горло. Ух, но это был приятный огонь. Глаза Карлоса сузились, пока он подслушивал шепот своей добычи. Группа байкеров выглядела раздраженной и побитой. Оборотень размышлял над тем, делали ли они вид, что мир нормальный или же плевали на правила?
- Какого черта ты пялишься? - гаркнул здоровяк. Хотя, по правде говоря, там было несколько здоровяков.
Здоровый - состоящий из жира и мышц.
Но им все равно надрали задницы. Койот знал, что это работа вампира, как только увидел их.
- Ты меня слышал? - снова заорал байкер, вскочив на ноги. Он толкнул стол, и бутылка пива, упав на пол, разбилась. Его лицо пошло пятнами, когда он указал на Карлоса. - Ты, черт возьми, пялишься на меня с тех самых пор, как пришел сюда! Что ты...
Медленно и осторожно оборотень поставил пустой стакан на стойку:
- Мне просто было интересно... кто выбил дерьмо из вашей шайки?
Ах, не это нужно было сказать. Теперь все они оказались на ногах, и пошли на него штурмом. Хорошо.
Карлос оказался прав. Все они были здоровяками - трое, наверняка, выше шести футов (1) - за исключением одного тощего парня, который топтался позади, пялясь своими черными глазами.
- Парнишка, ты выбрал не тот бар, - улыбнулся лидер - лысый парень с татуировкой змеи, вьющейся по обеим рукам.
Да. Он никогда не любил змей. Карлос поднял бровь:
- Что там у тебя? Рука сломана? – Si(2). Так и есть. - Думаю, вы столкнулись с чем-то... или кем-то, с кем ты не справился, чувак.
Вожак бросился на него.
Койот увернулся и схватил байкера за сломанную руку:
- Ну, Майк, тебе действительно стоит сдерживать свой нрав. – Майк. Это имя назвала услужливая стриптизерша. Она видела, как тот устроил пожар в «Искушении», а затем, как загнал в угол женщину и ее дружка в переулке.
Стриптизерша не помогла той паре. Тина не отличалась желанием оказывать помощь посторонним, но, за определенную плату, она дала ему информацию.
Выслеживание добычи, всегда было лучшей частью охоты.
- Откуда ты... знаешь меня?
Ради забавы оборотень сдавил травмированную конечность. Когда Большой Майк зашипел от боли, его люди, выкрикивая ругательства, бросились на Карлоса.
- Не надо, - остановил их койот. Он отпустил байкера и встал к ним лицом, упираясь спиной в барную стойку. Оборотень поднял руки ладонями наружу, убедившись, что его когти не показались. - Я здесь не для того, чтобы драться с вами. – Пока нет.
Его взгляд встретился с рассерженным взглядом Майка:
- Я ищу женщину, что сломала эту руку.
На лице байкера промелькнуло удивление. Потом он улыбнулся. Кривой, разбитой улыбкой:
- Чувак, ты не сможешь ее поймать.
Карлос позволил своему взгляду пройтись по бару. Осталось всего несколько посетителей, и они стояли поодаль, так как думали, что будет драка.
Возможно.
- Позволь мне самому об этом судить, - пробормотал он.
- Тупица, тебе не заполучить ее. - Большой Майк ткнул толстым пальцем левой руки, а не опухшей правой, в грудь Карлоса. Его голос упал, когда он произнес:
- Эта сука даже не человек.
Ну и что? Предполагается, что он должен удивиться? Нет, это не его путь. Оборотень кивнул. – Si, я знаю. Вот почему, я хочу завалить ее. Она убила mi hermano(3), моего брата в Мексике.
Мужчина, стоявший около него, взглянул на Большого Майка.
Майк сглотнул:
- Моего тоже.
Что? В самом деле? Карлос почти улыбнулся. Прямо гребаная мыльная опера! Он не смог бы придумать лучше.
- Я хочу, чтобы она заплатила, - сказал койот, позволив голосу завибрировать от гнева. - Я хочу, чтобы она страдала, хочу, чтобы умоляла, и я хочу, чтобы она заплатила.
- Удачи, - Майк потер свой щетинистый подбородок. - Эта вампирша завела себе какого-то сторожевого пса - ублюдка, который не подпускает никого близко.
Карлос очень старался не показать своей реакции на это известие.
- Наверное, использует его для траханья и питания... - пробормотал один из членов банды.
Возможно.
- Он тот, кто сломал мне руку, потому что я коснулся его шлюхи, - сказал Майк.
- Готовясь всадить ей кол... - это сказал тот же парень, который говорил раньше - парень с большой красной шишкой на лбу.
Большой Майк хмыкнул:
- Он надавал всем нам. - Байкер махнул рукой в сторону своих, сжавших челюсти, людей. - Если мы не смогли победить его, будь уверен, тебе с этим парнем точно не повезет.
Возможно.
- Я одолею его, если вы мне поможете. - Теперь Майк выглядел заинтересованным. - Ваша ошибка в том, что вы пытались справиться с ними, когда они были вместе. - Огромная ошибка, особенно тогда, когда люди идут против сверхъестественных. - Мы должны разделить их. - Главарь закивал. - Мы хотим поймать вампа, не так ли? Она - наша цель.
Теперь этот идиот поверит во все, что он говорит.
Майк облизнул губу. Мужчины начали шуметь и сыпать проклятиями. Через минуту Большой Майк сказал:
- Да, эта сука - та, кого я хочу заколоть.
- Ты получишь свой шанс. - В конце концов. - Но сначала надо их разлучить. Разделить, ослабить, а потом мы нападем.
Потому, что Николь Сент-Джеймс - убийца и созданный вампир - не будет и близко так агрессивна сама по себе. Не настолько, если потеряет ангела, «сидящего на ее плече».
- И как мы это сделаем? - поинтересовался Майк. - Как, черт возьми, мы должны разлучить ее с ним?
Это было самым сложным. Но, к счастью, у Карлоса был план:
- Предоставьте это мне. Ты просто держи своих людей готовыми напасть на нее.
Ложь. Ложь.
Майк и его люди были планом койота. Они были приманкой и отвлекающим маневром. Николь и ее ангел будут так сосредоточены на них... да, сучка даже не поймет, где истинная опасность, пока не станет слишком поздно.
- Мы должны действовать быстро, - сказал оборотень. - Атаковать нужно до захода солнца. - Нет смысла идти против сильного вампира.
- Ты знаешь, где она?
Ну, не зря же у оборотней хороший нюх. Они были лучшими в выслеживании. Однажды, поймав запах вампа в «Искушении», Карлос проследовал за ней весь путь до дома.
У него всегда был самый сильный нюх в стае. Кровь, огонь и секс - эту комбинацию сложно пропустить. Выследить Николь было просто гребаной детской игрой.
- Знаю, - улыбнулся койот. - А теперь пойдем и вытащим эту суку на солнечный свет.

***

Николь проснулась. Ее сердце бешено колотилось, тело дрожало, а кошмар все еще прокручивался в голове.
Переулок. Кровь. Монстр.
Девушка глубоко вздохнула.
Монстром была она.
- Николь?
Она повернула голову. Кинан лежал рядом с ней на постели, грудь была голой, а бедра обвивала простынь. Девушка сглотнула:
- Ах, это ничего... - Все еще было светло. Она видела, как солнце просачивалось сквозь жалюзи, и чувствовала слабость во всем теле. Ангел решил поспать днем? С ней?
Комок, образовавшийся в груди, не имел ничего общего с ее кошмаром.
- Что-то напугало тебя, - сказал он.
Я... Я испугалась сама себя. Теперь у меня осталось мало времени.
Падший коснулся пальцами ее руки, и она вздрогнула:
- Ничего... правда, ничего...
- Лгунья. - Слово прозвучало как ласка. - Расскажи мне.
Стук ее сердца не замедлился. Николь натянула на себя простынь, удерживая ее дрожащими руками. Прямо сейчас ей нужен был какой-то «щит», пусть даже в виде этой постельной принадлежности:
- До того, как на меня напали, я-я-я даже не знала, что способна на убийство.
- Каждый человек может убить. Люди просто должны сопротивляться этому, - сказал он решительно. В его голосе звучала мрачная осведомленность. Ведь Падший видел все, что могут предложить люди. Хорошее. Плохое. Все, что было между ними.
Смерть.
Верно. Он знает об убийстве все.
- Ты сказал, что видел меня... раньше. - Прежде, чем она обзавелась новыми стильными клыками, ужасным маникюром и неутолимой жаждой крови.
- Да.
- Она бы никогда не разорвала горло человеку. Никогда. - Ее голос упал. - Дважды. Я убила двух людей. – И одного вампира.
- Тебя принудили, ты не...
- Я... мне... понравилась кровь. - Самая темная часть ее признания. Взгляд девушки упал на руки, сжимавшие простынь. - Понравился поток крови, сила. Я хотела остановиться. Понимала, что это неправильно. Знала, что убивала их, но тот голос в голове подталкивал меня... и мне нравилась кровь.
Это было ее позором.
- Ты - вампир.
О, да, она знала.
- Николь... - выдохнул он ее имя. - Тебе должно это нравиться.
- Вампиры потому и убивают, что очень любят кровь. - И ей пришлось бороться со своими желаниями. - Я была учительницей в школе... женщиной, которая всегда уходила с работы в десять вечера, у нее не было...
Ангел сжал ее пальчики:
- Почему ты всегда говоришь так, будто «она» это кто-то другой?
Девушка подняла на него взгляд. Разве он не видит?
- Та Николь была кем-то другим. Она была кем-то хорошим. - Пыталась быть, во всяком случае. Добровольно тратила свое время на внешкольные программы. Жертвовала консервы бездомным. Сдавала отходы на переработку. Та женщина была хорошей.
Не убийца.
Не монстр, который жаждал крови. Который дрался. Убивал. Облизывал свои губы, стоя над мертвым человеком и думая...
Еще.
Неудивительно, что ее сны не прекращаются.
- Та женщина умерла в переулке, - сказала Николь, удерживая взгляд Падшего. Даже если бы она не умерла тогда, это произошло бы через год.
Ангел погладил ее по руке. Медленно его теплые пальцы приблизились к груди девушки и прижались к сердцу:
- Если она умерла, то почему я чувствую биение ее сердца?
- Я больше не тот человек, каким была. То, что я делала... - Не только убийства, но и с Коннором...
Николь крепко зажмурилась:
- Я уже не та.
Тепло рук Ангела просочилось в ее кожу:
- Ты не смогла бы остаться прежней и выжить. - Девушка приоткрыла глаза. - Жажда крови вначале всегда бывает сильной. - Кинан поднялся, присев рядом с ней. - Я видел, как некоторых она сводила с ума. Они теряли контроль и бросались на всех, кто оказывался поблизости.
Николь вспомнила свой первый отчаянный голод. То, как укусила полицейского, пришедшего ей на помощь:
- Да. - Она чувствовала тогда это сумасшествие.
- Ты не убила того копа, на которого напала.
Девушка покачала головой:
- Я была близка к этому. Я... не могла остановиться. - Она никогда не хотела бы снова чувствовать себя так, как тогда. Ощущать подобный голод. Голод, который заставлял тело гореть от боли.
- Ты остановилась.
Ее ресницы полностью поднялись:
- С трудом. - Николь не могла позволить ему думать, что была кем-то, кем не являлась. - Я не контролировала себя. Если бы контролировала, то никогда его не укусила бы. Я бы не слушала тот голос в моей голове... я бы не убивала.
Она должна уйти от Падшего. Его прикосновения делали ее слабой, а она и так не слишком сильная. Девушка вскочила с кровати, дернув за собой простынь.
- Ангелы реальны. - Бросила она ему и оглянулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как он моргнул.
- Ага, да, так и есть.
Это было то, что пугало ее:
- Я знала это... Я всегда это знала. - В конце концов, раньше она была хорошей девушкой-католичкой.
От взгляда на Николь, член Падшего напрягся.
- Ангелы реальны, - повторила она. - И демоны тоже. А значит, после этой жизни... – Уже знала это. Всегда знала. Ее колени подогнулись. - После такой жизни, там не будет никакого солнечного света и ждущего меня рая. - Может быть, если бы Кинан забрал ее душу той, давно ушедшей ночью, но теперь...
Он снова посмотрел на нее. Мужчина не отрицал ее слов.
Нет.
Николь с трудом проглотила реальный страх, что застрял у нее в горле:
- Я хочу иметь шанс все исправить. - Она говорила как безумная, но что в этом было нового? - Я не хочу, чтобы Аз забрал меня, пока я не получила возможность сделать это.
Кинан поднялся с кровати, не потрудившись прикрыться простыней:
- Ты не можешь воскресить мертвых.
Он бы знал.
Мышцы на его челюсти напряглись:
- И Аз никуда тебя не заберет.
Девушка могла только покачать головой:
- Почему?
Падший удивился этому вопросу:
- Потому, что ты не готова уйти, ты не хочешь...
- Нет. - Она снова покачала головой. Так энергично, что волосы хлестали ее по лицу. - Почему это важно для тебя? Почему тебя волнует то, что происходит со мной?
Кинан снова медленно моргнул, а затем сказал:
- Я не знаю.
Н-да, отлично. Николь отвернулась от него и схватила свою одежду. Не то, чтобы она ожидала великих признаний или еще чего-нибудь в том же духе. Ангел не знал ее, он не...
Он пал из-за тебя.
Очевидно, это было не так. Она натянула трусики и нацепила лифчик.
- То, что я сказал... это разозлило тебя?
Губы девушки сжались, когда она надевала джинсы. Джинсы, которые он для нее купил.
- Это сбивает меня с толку. - Ну хорошо, это было ложью. Полуложью. Он сбивал ее с толку и чертовски злил. - Николь повернулась к нему спиной, сжав в руках свою рубашку. - Ты потерял все, бросил все, и даже не знаешь почему.
Я этого не стою. Слова так и не были произнесены. Она хотела сказать их, но не могла. Вампир рассказала ему о своих преступлениях, своих желаниях. Он должен сам осознать для себя истину.
Может быть Ангел уже это сделал. Ее плечи поникли, а подбородок опустился. Может быть...
- Более двух тысяч лет я ничего не чувствовал.
Сказанное заставило девушку поднять голову.
Его глаза смотрели прямо на нее, но на самом деле, Кинан ее не видел:
- Я наблюдал рождение детей, смерть родителей, войны, свадьбы, счастье, жизнь. Но я никогда ничего не чувствовал.
Слова мужчины были настолько холодны, что она задрожала.
- Я знал только прикосновение... - Ангел поднял руку и посмотрел на свою ладонь. - Когда я убивал. И потом в телах больше не было тепла. Я забирал тепло даже прежде, чем касался их.
Он сжал руку в кулак.
Молчание.
Что она могла сказать?
- Кинан...
- Я хотел чего-то большего, чем это.
Это казалось справедливым.
- Людям дано многое. Даже у Иных было большее, а они вообще считались ошибкой.
Этим она и являлась сейчас?
- Ангелы создавались с определенной целью. Чтобы защищать. Чтобы руководить. Но не для того, чтобы чувствовать. - Его кулак разжался. - Нет горя. Нет боли. А также, нет счастья. Только... долг. Просто... ничего. - Мужчина шагнул к ней. - Я хотел большего, - повторил он. - Я даже не понял этого сразу, но с каждой душой, просто... хотел большего.
Желание. Разве он не понимает, что это тоже форма чувства? Может быть, другие ангелы не ощущали никаких эмоций, но у него они были, и они подвели его к краю.
Нет, они заставили его пасть.
- С тобой я решил получить больше. - Кинан обхватил подбородок девушки пальцами и отклонил ее голову назад. - Шелк, - прошептал он. - Гладкая, нежная и теплая. [/]
Николь поняла, что он говорит о ее коже.
Падший наклонился и прижался губами к ее губам:
- Такая же мягкая здесь, а вкус... - Его ресницы опустились. - Немного сладкая, с легким намеком на специи.
Ох, ему так легко ее соблазнить.
Пальцы мужчины скользнули вниз по ее шее:
- И находиться внутри тебя... - Его ресницы поднялись. – [i]Наслаждение.
- Девушка облизнула губы, нуждаясь в его поцелуе. - Я поддался соблазну, и пал. - Пальцы Ангела были уже на ее груди, у края бюстгальтера. - Люди могут чувствовать. Могут трахаться. Они получают все, что хотят.
Не всегда. Иногда, они получали кошмары, которых не желали.
- Попробуй жить ни с чем в течение двух тысяч лет, а затем посмотрим, как ты будешь голодна до всего.
Кинан жарко и жестко поцеловал ее, и она с готовностью ответила. Николь знала о голоде все. И не только о жажде крови, но и о желании, чтобы кто-то тебя обнял, поцеловал, желал тебя, не смотря ни на что.
Была ли она просто телом для Кинана? Просто искушением? Возможно. Но для нее он становился чем-то гораздо большим.
Мужчина, который был рядом с ней и в горе и радости. Мужчина, которого не волновал монстр, живущий внутри нее. Он знал ее и раньше, но не осуждал сейчас.
Девушка уронила футболку. Она подняла руки, обнимая его за плечи и прижимая крепче. Будущее не имеет значения. Сейчас - вот, что главное. Создание воспоминаний, чтобы у нее осталось что-то, что она могла бы взять с собой, когда уйдет в следующую жизнь.
Ад.
Николь открыла рот шире.
Затем она услышала рев моторов и шум. Двигатели мотоциклов. Не слишком близко. Не во дворе, но почти.
И все ближе.
Она задержала поцелуй еще на мгновение. Почему только он не остался в стороне? Я дала ему шанс.
Месть.
Кинан оторвался от ее рта.
- Николь, - выдохнул он ее имя.
- Майк пришел за мной. - Девушка не хотела убивать.
- Ты знала, что это произойдет.
Она просто не ожидала, что он найдет ее настолько быстро. Но у такого охотника как Майк, были связи и глаза везде. - Он пришел, пока я слаба. - Вампир прижалась лбом к плечу Кинана. Он обнимал ее, и, хотя смерть была близка, прямо здесь и сейчас девушка чувствовала себя в безопасности.
- Он тебя не тронет.
Потомучто у нее осталось сколько? Восемь дней? Семь? Меньше? Аз, в общем-то, сказал, что у нее есть десять... меньше десяти. Ангелы не могут лгать, но у нее было такое чувство, что они, возможно, не всегда говорят всю правду. Ангельская семантика.
- Я убила его брата. - Потому, что Грим думал, будто Джефф представлял собой угрозу. Охотник успел уничтожить дюжину вампиров. Николь играла роль приманки, чтобы он опустил свою большую пушку. - Если бы я была на его месте, я бы тоже решила отомстить. - Но она не хотела убивать Майка. Помешать ему убить себя, да, но убить?
На моих руках уже достаточно крови. Его убийство будет непростительно.
Как раз сейчас была вероятность, что это произойдет.
Майк ехал не в одиночку. Девушка слышала рычание и других байков.
- Они не смогут победить нас обоих, - сказал Падший.
Нет. Люди проиграют. Они умрут. Потому, что даже если она и была слаба, то Кинан нет.
Но это был не его бой.
- Они не причинят тебе боли, - сказал он ей и отодвинулся.
Николь наклонилась, подняла футболку и влезла в нее, пока мужчина надевал джинсы:
- Я хочу, чтобы он ушел.
В ответ на это Ангел рассмеялся:
- И ты действительно думаешь, что сильно отличаешься от той женщины, которой была до укуса? - Он потряс своей светлой головой. - Милая, хладнокровному убийце было бы наплевать на человека. - Падший отвернулся. - Я позабочусь о них.
- Что? Нет, ты - ангел, твоя задача...
- Смерть. - Кинан распахнул дверь. - В последний раз, когда я колебался, невинная женщина стала вампиром. - Он посмотрел на нее. - Я не совершу ту же ошибку.
И исчез - помчался на улицу, навстречу охотникам на вампиров, которые не хотели его крови.
Моей.
Вампир побежала за ним, потому что она познала - на горьком опыте - каково вести бой в одиночку.
Если она должна это сделать, она убьет Майка, потому что ему не отправить ее в ад.
Скорее похоже было на то, что это она отправит его туда.

(1) Шесть футов — 183 см
(2) Si — (исп.) да
(3) mi hermano — (исп.) моего брата

Категория: Главы | Добавил: Somnia (07.11.2013)
Просмотров: 327 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar