Главная » Переводы » Ангел тьмы, С. Иден » Главы

Глава 10, Ангел тьмы - С. Иден
Глава 10

Вокруг него трещал огонь, разгораясь все сильнее. Золотые и красные языки пламени извивались как змеи.
Не поднимая головы, Кинан быстро двигался в сторону криков, пробегая сквозь небольшие очаги пламени или перепрыгивая их. Николь была в безопасности - он проследил, а теперь он просто должен был...
Там.
Ангел увидел ее сквозь огонь. Женщина, которая наставляла пистолет на Сэма. Она стояла за барной стойкой. В огненной западне. Рукой она прикрывала рот и кашляла.
За барной стойкой. Великолепно. Рядом со стеной с алкоголем. Последнее место, где хотелось бы быть, когда пламя так близко.
Женщина повернула голову. Ее дикие от страха глаза встретились с его. Пламя полыхнуло выше, и он понял, что время на исходе.
Потом бар вспыхнул.
Проклиная пламя, Кинан бросился сквозь огонь.

***


Николь сделала глубокий вдох. Один. Второй. Ее изголодавшиеся по воздуху легкие жадно заполнялись, а пальцы начали двигаться.
Будь проклят этот Сэм. Он не помогал им.
Разлучил нас.
Она медленно приподнялась, иначе вздымавшаяся грудь мешала обзору. Воздух был горек от дыма и обжигал горло, но ей не из чего было выбирать. Она брала то, что могла получить.
Девушка осмотрелась. Сейчас на переднем плане были полицейские, толпясь у своих патрульных машин. Они сдерживали толпу. Вверх по улице ревела сиренами пожарная машина.
Никаких признаков Сэма.
Или Кинана.
Все еще там.
Николь уставилась на зияющую дыру в стене. Оттуда валил дым. Пламя, потрескивая, казалось, насмехалось над ней.
Если бы Ангел вышел, он не оставил бы ее лежащей на земле. Девушка была уверена в этом.
Когда она встала, колени немного дрожали. Чем бы Сэм ее ни ударил, она была сильной.
От жажды у вампира пересохло в горле. Или, может быть, от дыма. Или страха.
- Эй! Эй, леди!
Николь резко повернула голову на крик. Полицейский махал ей, его круглое лицо напряглось.
- Уходите оттуда, леди! Пожарная команда в пути! Вернитесь!
Мог ли огонь убить падшего? Огонь уничтожал почти все - всех. Ведьм. Вампиров.
- Простите, - прошептала девушка полицейскому и нырнула в отверстие, - но он нуждается во мне.
Она не позволит своему ангелу погибнуть. А Сэм может трахнуть сам себя.
Кинан не умрет.

***


Вампир вошла в огонь.
Неожиданно.
Она должна была сбежать, спасая свою задницу.
Не возвращаться за своим любовником.
Но когда девушка скрылась, Сэм улыбнулся. Он надеялся, что она будет рисковать собой ради падшего. Надеялся... но надежда, такое хрупкое чувство.
Скоротечное.
Человеческое.
Огонь мог сжечь ее кожу в одно мгновение. Вампы сгорали так же быстро, как и ведьмы.
Сэм ощутил легкий цветочный аромат и его улыбка погасла.
Кто-то умрет этой ночью.
Кинан. Его вампир. Или беспомощные люди внутри.
Запах усилился, принесенный к нему ветром.
Кто-то умрет.
Кто-то всегда должен.

***


Потолок рушился. Стоны и скрип древесины над Кинаном смешивались с треском пламени. Он поднял ее на руки, стараясь уберечь ноги и руки от огня. Женщина, Селин, кричала, когда он прыгнул через пламя. Она пыталась отступить, но ударилась головой о стеклянную витрину, позади барной стойки.
Ангел едва успел подхватить ее прежде, чем она упала в огонь.
Крепко держа свою ношу, Падший осмотрелся. Огонь обжигал его руки и ноги. Боль пульсировала, заставляя все внутри переворачиваться.
Николь научила его удовольствию.
Теперь сестра удовольствия, злая сучка, вернулась - и она ему не очень нравилась.
Пламя перекрыло выход.
Кинан поднял правую руку. Он же недавно вызывал огонь, а это значит, должен быть в состоянии контролировать пламя. Ангел пытался снова и снова, но до сих пор не везло.
- Кинан!
Теперь пламя, казалось, звало его по имени. Провоцируя еще раз пройти через этот обжигающий поцелуй.
- Кинан! Сюда!
Нет, это не пожар звал его. Николь. Она была внутри. Окруженная пылающим адом, когда должна была быть на улице, в безопасности, под защитой.
Нет.
Мужчина не отдавал себе отчета в том, что кричал, пока не услышал эхо собственного голоса.
Затем пламя впереди - огонь, который отделял его от Николь - начало мерцать.
Огонь уничтожит ее. Изжарит плоть до кости.
- Нет! - здание задрожало, и огонь между ними моментально погас. В Падшем зашевелился гнев, он побежал к вампиру.
Она схватила его за руку, и он почти забыл о боли - такое было удовольствие от ее прикосновения.
Но девушка кашляла, из ее глаз текли слезы:
- Мы... должны... выбираться...
Так много огня еще полыхало. Поджог был преднамеренным, Ангел знал это. Кто-то подстроил ловушку.
Падший ударил кулаком в стену. Кирпич треснул. Он не сломался, как когда Сэм...
Стена взорвалась, крупные куски кирпичей полетели в воздух. Это был Сэм. Он сделал свой проход и потянулся к женщине, которую нес Кинан:
- Отдай ее мне!
На мгновение Кинан задумался, не бросит ли Сэм женщину обратно в огонь. Она, казалось, едва дышала, и ее спутанные волосы были в крови.
Но Сэм прижал Селин к себе, положив ее голову на свою грудь:
- Слабый человек...
Все люди были слабы. Просто они были созданы такими.
Сэм с женщиной на руках развернулся и отошел, а Кинан схватил Николь:
- Ты не должна была...
Огонь трещал и рычал вокруг них.
- ...возвращаться!
Ее пальцы переплелись с его:
- Позже! Давай выбираться...
Под грохот досок и металла рухнул потолок. Врезавшись в Падшего, Николь вытолкнула его через разрушенную стену на улицу и вывалилась следом.
Кинан все еще слышал шум огня, когда упал на асфальт. Его руки и ладони были в царапинах. Мужчина перекатился и поймал Николь, которая приземлилась на него сверху. Ее правую щеку покрывала сажа, глаза были расширившимися и черными. Девушка шумно выдохнула. За ней по-прежнему бушевал огонь.
Ангел поцеловал ее. Обхватил затылок, запутавшись пальцами в гуще волос, и обрушился на ее губы.
Слишком близко. Этот огонь был слишком близко к ней.
Смерть приближалась.
Аромат цветов переплетался с гарью, душа его.
Смерть приближалась.
Его язык порхал у нее во рту. Ее соски упирались в его грудь.
Не сейчас, ты не сделаешь этого! Ты не заберешь ее.
Он не позволит Азу победить. Он пал не для того, чтобы потерять ее. Он сделает все, чтобы начистить рожу своему бывшему боссу.
Даже блуждая в потемках.
- Заберите их оттуда! - прогремел голос, а затем чьи-то руки подхватили его, ее и оторвали их друг от друга. Падший зарычал, готовый рвать и метать...
И уперся взглядом в пожарного. Сквозь прозрачную маску на него смотрела молодая женщина с раскрасневшимися щеками.
- Доставьте их к скорой! - закричала она, и люди из команды потащили Николь и Кинана подальше от горевшего здания.
Скорая. Ангел опустил взгляд и увидел на коже волдыри. Огонь обжег его.
Взгляд метнулся к Николь. Ни малейших признаков ожогов, но она выглядела еще бледнее, чем обычно.
Люди загрузили девушку в машину скорой помощи, и фельдшер прижал к ее лицу кислородную маску.
Потом настала его очередь. Крупный парень и миниатюрная белокурая девушка разрезали рубашку Падшего, и он заметил, как блондинка содрогнулась при виде ран.
Кинан почти не чувствовал их сейчас.
Он оглянулся на вампира и увидел, что ее клыки вытянулись. Верный признак отчаянной жажды.
- Боже мой! - вырвалось у блондинки. Ангел снова вернулся взглядом к Николь. Она смотрела на него. Ее глаза были как блюдца на миниатюрном личике.
Парень тоже пялился на него, только лицо того было мертвенно бледным:
- Что за черт?
Кинан почувствовал, как кожа стягивается. Один быстрый взгляд показал, что раны заживали. Они уменьшались и исчезали прямо на его глазах – их глазах.
- Мне это не нужно! - крикнула Николь. - Я не... Кинан! Вот дерьмо! - она посмотрела на грудь Ангела. Ринулась в нему и схватила за руку. – Пошли!
Но вампир нуждалась в помощи. Фельдшер мог забрать ее в больницу. Дать немного крови.
- Давай. - Николь выпрыгнула из скорой.
Маленькая блондинка протянула к нему руку:
- Кто вы? - прошептала она.
Падший покачал головой и прыгнул за Николь.
- Стойте! - закричал парень. - Вы не можете уйти! Нам нужно...
Но они уже бежали в ночь, расталкивая толпу. Падший знал, что совершил роковую ошибку.
Позволил людям увидеть, кто он на самом деле.

***


К тому времени как они остановились, Николь страдала. Ее тело сотрясала жажда, зубы горели. Что бы Сэм с ней ни сделал, это истощило силы - ей была необходима кровь. Плохо.
- Николь...
Девушка повернулась к Падшему лицом. Они были в переулке, очень узком пространстве между зданиями, что давало некоторую защиту от посторонних глаз:
- Разве ты не знал, что произойдет?
Ангел удивлено уставился на нее. Она выглядела сексуальной, сильной и...
Николь хрипло выдохнула:
- Они видели твое исцеление, Кинан.
Мужчина встретился с ней взглядом:
- Я не знал, что излечусь так быстро. Меня прежде никогда не ранили.
Он не был...
- Что? Повтори это еще раз. - Медленно и внятно.
Падший пожал плечами:
- Ангелы не чувствуют боли. Не ангелы смерти. Мы собираем души.
Она знала...
- Только умирающие могут нас увидеть. А если ты умираешь, возможности сопротивляться нет. Потому и вероятности пострадать у меня не было.
Мда, правильно.
- Значит ты даже не знал, что такое боль... пока не пал? - В отличие от него, Николь знала о боли все. О том, как она разрывает на части тело и терзает разум.
Огонь.
Она никогда не забудет языки пламени.
- Я не знал о боли или наслаждении. - Падший с нежностью посмотрел ей в лицо. - До тебя.
Это было мило. Нет, не было. Она научила его боли? Боль - это не парочка поздравительных открыток. Боль - это кошмар.
- Кинан...
Ангел провел пальцами по лицу девушки. Чувственное прикосновение так отличалось от боли, прожигающей ее плоть. Он придвинулся ближе, заперев Николь в клетку между своим телом и стеной.
- Тебе нужна кровь, милая?
- Да. - Это все, что она могла сделать, чтобы не впиться зубами ему в горло. Он недавно побывал в огне. Держись. Держись!
Губы мужчины проследили линию ее подбородка:
- Ты не должна была приходить в то здание за мной.
Она тихо рассмеялась:
- Ты действительно думал, что я брошу тебя в огне одного? - Девушка покачала головой, и он наклонился чуть больше. Ангел скользнул губами вниз, прижавшись к точке, где бился ее пульс. Николь вздрогнула.
- Мы... ах... команда... – Мы против ангелов.
Будем надеяться, наша команда не станет проигравшей.
- Если бы Сэм не парализовал меня, - сказала девушка, - я была бы там раньше. – Проклятый Сэм.
Кинан резко поднял голову:
- Что?
Она облизнула губы. Когда Падший прикасался к ней, боль становилась не такой сильной. Его пальцы продолжали скользить вниз по ее телу, к бедрам
- Он вырубил меня, как только ты ушел. Одно прикосновение, и я не могла больше двигаться.
Беспомощна.
- Ублюдок. - Пальцы Ангела проникли под кофточку. Он сдавливал и гладил кожу. В переулке. Для того, кто только знакомился с земными искушениями, он быстро учился.
- Я... ах... думаю, мы не можем на него рассчитывать, - выговорила она. Ее сердце отчаянно билось в груди. Возрастающая страсть слилась с жаждой крови. Николь хотела укусить. Но убрала от него зубы и отодвинулась, произнеся: - Н-независимо от того, что он сказал, мы не можем... Он хотел, чтобы ты проиграл.
Кинан впился в нее взглядом. Его губы приоткрылись, но прежде, чем мужчина смог что-то сказать, ночь потряс рев мотоциклов. Вампир повернула голову и увидела яркие фары, появившиеся из темноты.
- Ну, посмотрим, что у нас здесь... - прозвучал голос.
Знакомый голос.
Тот болван - байкер из бара.
Кинан не двигался. Его руки оставались на ней, но взгляд замкнулся на мужчинах.
Байкер. Дерьмо. Николь узнала высокого, плотного, лысого человека из клуба. Около тридцати, мускулистый, обе руки в татуировках. И он направлялся прямо к ним.
- Я знал, что наш огонь вас выкурит. - Он улыбнулся. - Вампиры всегда дерьмово управлялись с огнем.
Неужели все кроме нее знают о существовании паранормального в этом мире?
Мужчина указал затянутой в кожу рукой на Падшего:
- Я не хочу с тобой драться. Послушай мой совет, приятель. Найди себе другую шлюшку на эту ночь.
Глаза вампира превратились в щелки. Сейчас ей была необходима кровь, а этот глупец так и просил, чтобы его укусили.
- Следи за языком, - ровным голосом приказал Кинан.
- Да пошел ты.
Он совсем не следил за словами.
Теперь байкер указывал на нее:
- Я знаю, что ты, сука, и я знаю кто ты такая.
Чем дольше Николь на него смотрела, тем более знакомым он казался. Линия челюсти, горбинка на носу...
- Знал, когда вы только вошли в клуб... - Мужчина опустил руку, но только на долю секунды, чтобы поднять кол. Он, определенно, хорошо подготовился. - Я таскал его за собой с тех пор, как похоронил Джеффа.
О, черт!
В голове промелькнуло воспоминание. Высокий, крепкий парень с большими, мощными кулаками, одним из которых он врезал ей по лицу.
Тело упало так быстро. Когда голова ударилась об асфальт, глаза Джеффа Квинта были широко открыты, а горло разорвано.
Девушка схватила Падшего за руку и попыталась оттолкнуть:
- Я-я сама справлюсь. Ты иди, встретимся в... – Нашем месте. Она действительно хотела это сказать? Николь сглотнула и выдавила из себя улыбку. - Скоро увидимся.
Но Кинан не сдвинулся с места. Даже на дюйм:
- Ну уж нет, милая. Я не оставлю тебя наедине с...
Его оборвал смех.
- Ты действительно думаешь, что такая, как она нуждается в защите? - Байкер поднял кол еще выше. - Все что ей нужно, это хорошее убийство. - Мужчина позади него что-то пробормотал в знак согласия. - Черт, даже смерть слишком хороша для нее. Она должна страдать.
- Покажи сучке, Майк! - крикнул один из его приятелей, и, конечно же, у него тоже был кол.
Не моя ночь.
Но, в конце концов, вампир знала, что эта ночь когда-нибудь настанет. Ночь расплаты. Они хотели ее крови. Это казалось справедливым, учитывая то, что она выпила Джеффа.
- Я не хотела его убивать. - Девушка говорила это, не глядя на Кинана. Она не могла на него смотреть. Пришло время узнать правду. Николь отошла от Падшего и от стены переулка и встала прямо перед пришедшей местью.
- Точно. Ты просто споткнулась... - Майк пристально смотрел на нее. - И твои зубы приземлились прямо в его горло. - С мясистых губ сорвалось рычание. - Джефф был моим братом, единственной долбаной семьей. Я знал, что за нами гнались вампиры, но не ожидал, что такая новорожденная задница как ты... наверное, он тоже.
Нет.
Девушка чувствовала на себе взгляд Ангела. Она на мгновение посмотрела в его сторону:
- Он не имеет к этому никакого отношения.
- Тогда он может просто уйти. - Байкер схватил вампира за плечо, впившись пальцами в кожу. - Но ты покинешь этот переулок только по кусочкам.
Аллея, казалось, задрожала.
- Убери от нее свою руку, - слишком смертоносным голосом сказал Кинан.
Но Майк просто смотрел на нее глазами, полными жажды крови:
- Джефф и я... ты знаешь, сколько вампиров мы убили?
Нет, но эта охота на вампиров объясняет, почему ее отправили за Джеффом Квинтом. Он охотится на нас. Мы поохотимся на него. Вырвем его горло. Заставим истечь кровью. Заставим умолять. Сколько раз эти слова звучали у нее в голове? Снова и снова, пока она не пошла. И все, что она могла сделать, когда Джефф подошел к ней в ту ночь, это... атаковать.
У него даже шанса не было, поднять свой кол.
Не так, как у его старшего брата.
Майк не убрал от нее руку. Эти толстые пальцы сжали плечо еще сильнее. Казалось, они сдавливали его до кости. Мужчины позади байкера - пятеро, все крупные, одетые в кожу и с дьявольскими усмешками - начали окружать их.
- Я даю тебе шанс убежать, - прорычал Майк Кинану. - Последнее предупреждение, тупица. Ты будешь стоять здесь, с этой сукой – вампиршей, или спасешь свою задницу, дав деру.
- Убирайся отсюда, Кинан, - прошептала Николь. Она будет драться, но это не его бой. В случае, если дела обернутся не в ее пользу – а большинство шансов было у старины Майка - девушка не хотела, чтобы Ангел расплачивался за ее преступления.
- Я никуда не пойду. - Взгляд Падшего прожигал Майка. - Убери от нее руку, человек, или потеряешь ее.
У Николь возникло чувство, что он на самом деле выполнит угрозу:
- Кинан...
Но байкер не отпустил. Он поднял кол, для большей уверенности слишком приблизив его к ее сердцу.
Тогда Ангел толкнул мужчину в грудь. Майк подлетел в воздух и врезался в двух своих приятелей.
- У тебя был шанс, - сказал Кинан. – Тупица, ты должен был отступить, пока мог.
Майк вскочил на ноги и атаковал вместе со всеми своими людьми, которые стояли за ним. Шестеро против двоих. Неплохие шансы. На самом деле, вроде, хорошие, учитывая то, что байкеры были людьми и...
Падший выскочил перед ней и, размахнувшись кулаком, отправил двоих в обратный полет. Люди врезались в стену переулка и больше не вставали.
Ладно, четверо против двоих. Даже лучше.
Кинан сдавил горло следующего нападавшего. Кол выпал из рук блондина, поскольку он вцепился ими в руки Падшего, пытаясь вырваться. Его бледное лицо стало фиолетовым.
Вампир схватила Ангела за руку, боясь, что парень вот-вот умрет прямо здесь:
- Кинан, нет.
- Отзываешь своего пса? - сказал Майк, обходя Падшего и направляясь к вампиру. - Ничто не сможет тебя спасти, сука, ничто!
Байкер ринулся к ней с поднятым колом. Его приятели всем скопом накинулись на Ангела. Клыки Николь горели, когти удлинились и, когда Майк сделал бросок...
Она просто вырвала кол у него из рук, сломала и швырнула обломки себе за спину.
Это не остановило мужчину. Нет, он замахнулся и ударил кулаком прямо в лицо.
Определенно запомню это.
Жажда крови возросла, но девушка отступила назад.
- Вот так, правильно, беги, будь готова истечь кровью.
Ну, нет. Она не истечет кровью из-за него. Байкер снова замахнулся на нее. Вампир поймала его руку своей левой. Затем она ударила мужчину кулаком, попав в щеку. Это не был слабый удар ее предвампирских дней. Когда захрустели кости Николь поняла, что удар сломал челюсть.
Майк решил пнуть ее. Каблук его ботинка летел ей в живот, но вампир увернулась, и мужчина, не попав в цель, рухнул на землю.
- Я сожалею о твоем брате, - сказала девушка, стоя между его ног. - Если бы мне пришлось все это сделать снова... - Но, в конце концов, тогда выбора не было... Джефф охотился на нее, и если бы она его не убила, он забрал бы ее голову.
- Гребаная сука... - Байкер поднялся на ноги и выдернул из сапога нож. - Он должен был убить тебя. - Мужчина бросился вперед и взмахнул оружием.
Но лезвие не коснулось ее кожи. Кинан схватил Майка за руку, выкрутил ее, заломив запястье, и нож упал на землю.
- Я предупреждал, что ты потеряешь эту руку, - напомнил ему Ангел.
У байкера на шее вздулись вены.
Позади них вампир увидела рассеянные остатки команды Майка. Еще живы - она видела, как поднимаются и опадают их грудные клетки - но выбыли из строя. У байкера больше нет поддержки.
Николь подошла к мужчине. Она не трогала его. И не собиралась.
- Теперь ты укусишь меня? - с его губ капала кровь.
О, она хотела. Более того, кровь была ей необходима.
От толчка Падшего Майк упал на колени и посмотрел на нее, обнажив горло.
- Убьешь меня так же, как Джеффа?
Девушка снова взглянула на мужчин без сознания, изо всех сил пытаясь себя контролировать:
- Ты всегда охотишься со стаей? - Волки не единственные, кто догадался так поступать. Майк охотился на вампиров, но он был человеком. Люди против вампиров - неравное положение. Этой ночью он пытался задавить их численным перевесом.
- Не говори мне, черт возьми, как охотиться. - В уголках рта у байкера появились глубокие морщины. Кинан все еще держал Майка за руку, и она видела, что над его верхней губой выступил пот. - Не говори, если собираешься так же разорвать мне горло.
Николь покачала головой:
- Я сожалею о твоем брате. - Она могла понять Майка и то, что он жаждал ее крови. Он убивал и других вампиров – возможно, они заслужили смерти. А возможно нет. Мы не все - зло. Не тогда, когда у нас есть выбор.
- Чушь... собачья... просто... чертова... кровопийца.
Верно. Она такая. И ее клыки были хорошо видны ему. Но...
Но она больше не была под контролем Рожденного Мастера. Взгляд Николь метнулся к Падшему, потому что то, что она собиралась сказать, предназначалось и ему тоже:
- Ты знаешь... ты знаешь, когда нас создают...Созданные - это термин для вампиров, которые появились через обмен кровью. Созданные, а не рожденные. На самом деле, лишь очень немногие рождались вампирами. Рожденные Мастера были очень сильными и беспринципными; и очень жесткими с теми, кто преследовал их вид.
Девушка взглянула на Майка:
- Когда ты Созданный, ты связан с вампиром, который изменил тебя. - Только вамп, изменивший ее, был мертв. Поэтому никто ничего не рассказал ей о «правах и обязанностях». Николь пришлось все познавать на собственном опыте.
- Я не верю ни единому твоему дерьмовому...
- Вампы связаны через кровь, начиная от Рожденного Мастера, который становится основателем своей линии. - Она говорила, он слушал. Собственно, выбора у Майка не было. - Мы связаны, и Рожденный Мастер... он может нас контролировать, поместить свои мысли в наши головы и...
- Никакой гребаный Рожденный не убивал моего брата! Это была ты!
Ее плечи опустились. Байкер прав. Рожденный был у нее в голове: шептал, приказывал, разрушал ее волю, но, в конце концов, убила-то она. Ее зубы. Ее горло.
- Убей меня! Убей, и пусть этот проклятый бардак закончится!
Николь покачала головой:
- Я не убью тебя. - Голоса в ее голове уже давно не было. Рожденный, Грим, был мертв. Благодаря женщине - охотнице за головами, Ди Дэниэлс. С тех пор в ее голове больше нет шепота. Нет больше ада.
Контроль.
- Я не убийца. - Больше нет. Она пила, чтобы выжить, вот и все. Не убивая.
Потому, что если она пересечет черту и начнет убивать, вампир знала, что Ди придет и за ней тоже. Ди предупредила всех Созданных Грима: «Убьете и я приду».
Николь не горела желанием мериться силами с Ди или с Агентством Охотников За Головами «Стражи Ночи».
- Отпусти его, Кинан, - тихо сказала она.
Ангел разжал пальцы.
Майк упал. Его руки уперлись в асфальт.
- Не появляйся на моем пути, и я не буду появляться на твоем. - Они оба продолжат жить. Девушка отступила назад, задев Кинана плечом. - Давай убираться отсюда.
Они сделали пять шагов, когда она услышала какой-то звук. Шелест одежды. Скрип дерева.
Николь развернулась. Байкер стоял на ногах, в его левой руке был кол, и он снова несся на нее.
Появлялся на ее пути.
Ангел попытался спрятать девушку себе за спину. Ни в коем случае. Она оттолкнула его. Кинан упал. Девушка подняла руку и блокировала удар. Кол завис в воздухе. Майк напрягся, пытаясь опустить его вниз и пронзить сердце вампира.
- Я не убийца, - сказала она ему, хотя вспыхнувшая жажда крови могла бы назвать ее лгуньей. - Но если ты будешь продолжать нападать на меня, я буду защищаться.
- Хорошо, - выплюнул он. - Потому, что я не остановлюсь. Джефф был моим братом, моей плотью, моим! Я не остановлюсь, пока ты не сгниешь в земле!
Не везет. Николь действительно не хотела его убивать, потому что пообещала себе, больше не забирать жизни.
Но девушка также не была настроена умирать. Неважно, что ангел смерти, возможно, уже парил над ней.
- Нападешь на меня снова, - в последний раз предупредила вампир, - и я выпью тебя досуха.
- Так же, как поступила с Джеффом?
Стиснув зубы, она сказала:
- Да. - Николь отобрала кол и загнала его мужчине в плечо. Байкер взвыл, когда кровь брызгами полетела в воздух.
Кинан заехал Майку кулаком в лицо. Это остановило крик, и мужчина присоединился к своим, валявшимся без сознания, приятелям на земле.
Ангел встретился с ней взглядом. Своими черными глазами:
- Если оставить его в живых, он придет за тобой снова.
- Может быть. – Наверняка. - Но я должна дать ему шанс. – Уходи. Просто уходи.
Кроме того, затронуты кровные узы. Отступит ли мужчина? Здесь речь шла не о гордости, речь шла о семье. Месть.
Он придет за мной снова.
И ей придется его убить. Но не сейчас. Не сегодня. В воздухе витал аромат цветов - ангел был близко. Но ему придется подождать ее жертву.
- Возможно, он очнется поумневшим. – Я могла бы убить тебя. Я даю тебе шанс.
Дай мне шанс тоже.

- Мы должны убираться отсюда, - сказала Николь.
До того, как мужчины на земле очнутся и до того, как сирены, которые уже были слышны, приблизятся еще больше.
Возвращение домой - ошибка. В Новом Орлеане для нее слишком опасно.
Но, казалось, в последнее время ее постоянно кто-то преследовал.
Потому, что я отмечена смертью?
Ее время истекало.
- Пошли, - сказал Падший, и взял девушку за руку. Она услышала отзвуки гнева в его голосе и засомневалась. Он знает. Теперь Кинан знает о тьме в ней. Он понял, что она уже не та, за которой он наблюдал. Пока Ангел был далеко, ее худшая сторона вышла наружу.
- Скорее, Николь, пошли! - И тогда они побежали вниз по улице, затем через переулки. Бурбон Стрит приблизилась и исчезла. Толпа вокруг нее размылась. Голоса, смех. Тела слились в одно. Быстрее. Они бежали все быстрее, забегали в бары, выбегали наружу, несясь через город.
Потом...
Тишина.
Они остановились возле магазина вуду. Помещение было закрыто на ночь. Окна и двери забраны толстыми решетками. На улице пусто - все были на вечеринке в нескольких кварталах отсюда. Николь согнулась, тяжело дыша. В безопасности. Пока.
- Ты убивала. - В голос Падшего вернулся гнев. Время расплаты.
Девушка вытерла руки о бедра, глубоко вздохнула и, собравшись с духом, отрывисто кивнула.
- После того, что этот вамп сделал с тобой в переулке... - Он покачал головой и посмотрел на нее с явным замешательством в глазах. – Ты убила кого-то еще?
Больше, чем «кого-то еще». Николь прочистила горло:
- Ты знаешь о Рожденных. - Она боролась так долго и так сильно, как только могла. Но он сломил ее. - Они забирают твою волю. - Вампир была связана с Гримом с того момента, как сделала первый вздох. Она услышала его насмехающийся шепот у себя в голове, и чем больше дней проходило, тем слабее она становилась, а шепот превращался в крик.
Девушка отошла от Ангела. Тепло ночи заключило ее в свои объятия, запах реки дразнил обоняние.
- Я не хотела убивать, - решительно бросила она. - Ты действительно думаешь, что я могла когда-либо желать этого?
Она убила вампира, который напал на нее, но это было самообороной. У нее не было выбора. А остальные...
Сколько еще ты собираешься продолжать оправдываться?
Николь сглотнула:
- Он принудил меня напасть. Люди, за которыми он посылал меня, убивали вампиров. - Ну да, как будто это было чем-то ужасным. Большинство вампов, которых она встречала, жили, чтобы мучить и убивать. Грим позаботился, чтобы все его Созданные были похожи на него.
- Ты никогда не убивала... до той ночи. - Теперь в голосе Кинана звучала грусть, что заставило ее сердце сжаться от боли. - Я знал... когда впервые увидел тебя в Мексике, я заметил, что ты изменилась.
Клыки. Когти. Соблазнение. Кровь. Да, у нее появилось несколько новых особенностей. Не в лучшую сторону.
- Я должна была измениться, чтобы выжить. - Она не будет извиняться за все то, что сделала. Убийства - да, она сожалеет о них и поклялась, что больше не заберет чужой жизни, но другое... Обольщение, выпивание крови – я должна была выжить.
Падший стрельнул на нее глазами.
Что он увидел?
Монстра? Или женщину?
- Жалеешь, что не прикоснулся ко мне и не дал умереть в ту ночь? - вопрос сорвался с ее губ, и, черт возьми, она не хотела этого говорить. Девушка думала об этом в течение многих дней, но не хотела говорить.
Глаза Ангела сузились до щелок голубого льда.
Она развернулась и пошла, нет, побежала вниз по улице. Николь не желала слышать ответ. Не желала знать, что мужчина, который защищал ее эти последние несколько дней, на самом деле хотел, чтобы она была мертва.
И так достаточно людей мечтало об этом.
Жесткая рука схватила ее и прижала спиной к мускулистой груди:
- Никогда больше не говори такого.
Падший развернул ее. Его глаза уже не походили на лед. Сейчас они были черные, а не синие, и горели.
- Кинан, я...
Его рот впился в ее. Не мягко. Не нежно. Больше не тот нерешительный любовник. Жестко. Грубо. Поцелуй был неистовым от желания.
Страх в сердце заставил и ее быть неистовой. Девушка схватила Падшего за руки и притянула ближе. Они отступили назад, и ее спина уперлась в дверь какого-то здания.
Николь открыла рот шире и всосала его язык, беря все, что могла получить. Вкус мужчины, заполнивший ее рот, заставил девушку выгнуться навстречу.
Ангел все еще хотел ее. Он узнал, кем она стала и не отвернулся. Мужчина касался ее, его руки жадно и собственнически поглаживали, ласкали. Ее ангел не сбежал.
Как и она. Не сейчас.
Даже через одежду, его твердый член ощутимо упирался в ее лоно. Крупный и мощный.
Она хотела его внутри себя. Николь не волновало, где они находились. В этот момент ее не заботило ничто, кроме него.
Нуждаюсь в нем. Хочу его.
Его тело. Его кровь. О, вкус его крови был подобен раю.
Ангел просунул руку ей под рубашку. Отодвинув лифчик, большим пальцем он принялся поглаживать ее сосок.
Да.
- В здании никого нет.
Он был прав, она не слышала никаких звуков изнутри и...
Кинан отступил, но не отпустил ее руки:
- Я хочу тебя.
Николь была словно в огне из-за него.
Ангел пинком открыл дверь и втащил девушку внутрь. Помещение было абсолютно пустым. Без мебели, только стены, уединение и...
Он толкнул ее к ближайшей стене и крепко поцеловал.
Затем подхватил под ягодицы и, приподняв, прижал к твердой выпуклости своего возбуждения.
Николь крепко вцепилась в него. Она выбросила из головы все волнения и страхи и просто обнимала своего ангела.
Его пальцы легли на пояс ее джинсов, дернули застежку, расстегнули молнию.
Ее неопытный Падший за две секунды спустил джинсы до лодыжек, туда же отправились и ее трусики, а его пальцы проникли ей между ног. Нажимая, потирая, поглаживая.
Николь приподнялась на цыпочки и прижалась к нему всем телом. Да. Ей нравилось то, как он ласкал ее. Кинан уже знал ее тело. Знал, что ей нравилось. Как к ней нужно прикасаться.
Мужчина упал перед ней на колени.
- Кинан...
Он развел ее бедра, и она отбросила джинсы прочь. Его дыхание коснулось ее лона, и она вздрогнула.
Затем он проник руками между ее ног, и его длинные, сильные пальцы скользнули во влагалище.
При первом же его прикосновении девушка задрожала, ее тело было настолько чувствительным, что она едва не кончила.
- Еще нет, - прорычал он приказ.
Его пальцы гладили ее и погружались в нее с каждым разом все сильнее и глубже. Большой палец потирал клитор, посылая по телу волны удовольствия.
- Красивая.
Она опустила руки на его плечи:
- Кинан... - Они не должны быть здесь - где они там были?
Она никогда не занималась сексом в публичных местах - до обращения в вампира и после - а это пустое здание тоже было для нее публичным местом и...
Ангел коснулся ртом ее лона. Его язык проник внутрь, и ее колени подогнулись бы, если бы он не держал ее своей крепкой хваткой.
Девушка быстро кончила, жесткая волна освобождения накрыла ее.
Она все еще дрожала, когда он встал сам и поднял ее. Его брюки были уже расстегнуты. О, он действовал быстро. Мужчина схватил ее за бедра и, прижав к стене, вогнал в нее член.
Удовольствие запульсировало.
Глаза были устремлены на нее, когда он вошел. Глубоким, сильным движением. Вампир облизнула губы, отбиваясь от голода, и сжала внутренние мышцы - чтобы лучше чувствовать медленные, скользящие движения.
Сердце глухо билось в груди, она тяжело дышала, а напряжение все возрастало и возрастало, пока тело не забилось в оргазме.
Ее руки все еще были на его плечах, крепко обнимая, и вампир наклонила голову, проведя языком по его горлу. Клыки царапнули шею, не проколов кожу, просто...
Кинан погрузился глубже.
И зубы пронзили его плоть. Сладкие капли крови пролились ей на язык. Она больше не могла контролировать себя.
Пока пила, Николь снова кончила, беря его кровь и с жадностью глотая ее сладость. Мужчина выдохнул ее имя, начав двигаться быстрее, сильнее, даже неистово.
На этот раз кульминация не была поспешной. Или внезапной. Это был настоящий взрыв, который заставил задрожать всем телом, удовольствие захлестнуло ее.
Кинан тоже достиг предела. Николь подняла голову. Его вкус наполнял ее рот. Глаза Падшего - чернее ночи - встретились с ее. Девушка почувствовала, как внутри нее горячей волной разлилось его освобождение, но когда ее взгляд прошел дальше, она увидела, что за спиной Ангела простиралась тень черных крыльев.
Казалось, воздух вокруг нее зашелестел, поскольку крылья начали двигаться. Вампир судорожно вздохнула, пальцы мужчины все еще сжимали ее бедра, но удовольствие прошло, и все, что она могла, это смотреть на крылья.
Потом Николь захотела к ним прикоснуться.
Ее правая рука медленно опустилась Падшему на плечо и скользнула по спине, пройдясь по ней кончиками пальцев.
Девушка почувствовала легкий, мягкий шелк. Как шепот. Только...
Кинан вздрогнул. Его голова была наклонена, а рот прижимался к ее горлу:
- Что ты делаешь? - проурчал он ей в шею. Его язык ласкал ее кожу, а член снова стал твердеть. – Приятно.
Это точно. Потому, что ее пальцы покалывало:
- Я... трогаю твои крылья.
Падший отодвинулся, вынимая из нее свою набухшую плоть...
Нет.
… и посмотрев на девушку ошеломленными глазами:
- Что?
Она все еще их видела - большие, черные крылья. Они, казалось, росли прямо из спины Ангела. Девушка попыталась сделать шаг вперед, но колени подогнулись:
- Твои крылья, я...
- У меня нет крыльев.
Она так не считала, но кивнула.
Кинан повернулся, показывая ей спину:
- Они были сожжены, когда я пал.
Николь видела воспаленные красные шрамы на его идеальной спине, но она также видела и эти черные тени, устремившиеся вверх, укрывая Падшего как облако:
- Я могу их видеть.
Мужчина снова повернулся к ней спиной:
- Нет, их больше нет.
Затем она почувствовала аромат цветов. Легкий, сладкий. Странный запах для того, кто мог запросто ее уничтожить. Девушка схватила свои джинсы и натянула их, пока Кинан, наклонив голову вбок, пристально смотрел на разбитые двери. В помещение ворвался ветер, а потом...
Крылья. Черные крылья. Не тени, а реальные, настоящие божественные крылья появились, потому что перед ними возник ангел. Ангел. Его лицо, казалось, было вырезано из камня, но красивое. Он был одет в белую футболку и темные джинсы. Странно, она ожидала...
Николь сглотнула. Я не должна его видеть.Это неправильно. Что-то было не так. «Ты не можешь увидеть ангела смерти, если не умираешь», - так говорил Кинан.
- Я вижу твои крылья, - сказала она Падшему. - И я вижу его.
Если она видит ангела смерти, то это означает...
Ее время пришло.


Категория: Главы | Добавил: Somnia (01.09.2013)
Просмотров: 391 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar